Интервью Бизнес газете ᗐ Степан Демура

— На состоявшемся 29 апреля совещании Владимира Путина и главы минэнерго Александра Новака с нефтяниками было заявлено, что наша нефтедобывающая отрасль готова к стартовавшему 1 мая снижению нефтедобычи примерно на 2,5 миллиона баррелей в день в рамках новой сделки ОПЕК+. По вашей оценке, наша нефтянка готова к такому беспрецедентному сокращению производства?

— Естественно, ни к чему она не готова. Слишком велики объемы сокращения добычи, да и экспорт нефти Россия должна примерно вдвое сократить. Прибавьте к этому мощнейшее падение внутреннего спроса на топливо. В итоге в рамках сделки с ОПЕК и по причине экономического коллапса, вызванного коронавирусной изоляцией, добычу нефти в нашей стране надо сократить процентов на 30. Нефть у нас хранить негде, соответственно, придется останавливать месторождения. Консервировать скважины. Разрабатываемые еще с советских времен месторождения после консервации просто станут нерентабельными в плане восстановления на них добычи. То же самое с северными месторождениями, где после консервации произойдет заморозка воды в скважинах, что сделает их расконсервацию нереализуемой задачей. Ситуация в отрасли будет развиваться по самому жесткому сценарию. То, что власти заявили, что они готовы… У нас правительство всегда ко всему готово, но потом все получается как получается. 1 мая произошел очень мощный удар по российской нефтяной отрасли. Я уже не говорю про потери бюджета.

— В апреле не было отмечено никакой подготовки к сокращению добычи нефти в России. В некоторые дни прошлого месяца добыча даже росла. Неужели аккурат 1 мая можно перекрыть вентиль, поставить заглушку и в одночасье снизить добычу на четверть, если не на треть, как говорите вы?

— Глава «Лукойла» Вагит Алекперов рассказал, что его компания сократит добычу на 40 тысяч тонн в сутки (около 300 тысяч баррелей), а объемы бурения в Западной Сибири — на 20 процентов. По-моему, даже «Роснефть» что-то заявляла о консервировании скважин. Но надо учитывать то, что во время действия прошлого соглашения ОПЕК+ российские власти и компании тоже говорили, что они сокращают добычу на 100–200–300 тысяч баррелей в сутки. А по факту они добычу наращивали. Но сейчас за ними будут очень пристально следить — в рамках нового соглашения создается наблюдательный механизм, в котором первую роль будет играть не Россия, а США и Саудовская Аравия. Они будут контролировать не добычу в России, а ее нефтяной экспорт. Добывать наши компании смогут сколько хотят, но куда эту нефть девать? На некоторых месторождениях нефть придется сливать в чистое поле или жечь. И это, кстати, не самый плохой вариант. В случае консервации скважин наши нефтяники потеряют (возможно, навсегда) очень большие производственные мощности. Ведь у нас всего 15–20 процентов запасов черного золота сосредоточено на месторождениях, где добывается так называемая легкоизвлекаемая нефть. При этом на этих высокодебитных месторождениях сократить добычу выгоднее всего. После выхода из соглашения с ОПЕК на них легко нарастить добычу. Но этого мало. После сокращения добычи легкоизвлекаемой нефти придется резать добычу тяжелой. А там расконсервировать скважины уже не получится.

— Насчет сжигания нефти… Это фигура речи или реальная перспектива?

— Ну а какая альтернатива? Консервация скважин? В этом случае реанимация многих из них окажется нерентабельной при ценах на нефть, которые есть и будут в обозримой перспективе. Значит, выход какой? Закачивать нефть в хранилища, которых у нас нет, или сливать на ландшафт. А потом либо местные жители спичку бросят, либо нефтяники сами подожгут.

— Некоторые эксперты говорят про какие-то факелы, видимо, путая нефть с попутным газом…

— Вот такое у нас качество экспертов. Какие факелы! Котлованы выроют и будут туда сливать нефть, а при заполнении — поджигать. Из космоса это будет выглядеть как большой лесной пожар. Они ведь уже начались на востоке страны, можно на них все списать. Выбросы от горящей нефти, правда, будут куда более губительны для природы.

— Еще высказывалась идея о том, что можно заполнять «лишней» нефтью железнодорожные цистерны…

— Вопрос, на сколько их хватит. Видимо, ненадолго.

— Есть ли у России танкерный флот, в который на время можно залить невостребованную рынком нефть?

— Танкерный флот во всем мире уже забит нефтью. Во-первых, стоимость фрахта танкеров выросла в 7–10 раз. Поэтому хранить в них нефть очень дорого. Во-вторых, свободных танкеров уже практически не осталось — все давно зафрахтовано для перевозки нефти и хранения.


— Российские нефтедобывающие компании попали в сложное положение?

— В крайне сложное. Выживаемость наших нефтекомпаний будет зависеть от ценовой конъюнктуры на рынке нефти где-то через полгода. А там ситуация для наших нефтяников патовая. Американцы уже сократили где-то миллион баррелей в день. Но все равно невостребованный спросом объем добычи в мире остается на уровне 20–25 миллионов баррелей в сутки. По всем оценкам, через две-три недели в мире не останется свободных емкостей для хранения нефти. Вообще никаких! Плюс саудиты захватывают сейчас рынок Европы, поскольку они с американцами договорились о разделе мирового рынка нефти. Саудитам отойдет европейский рынок, американцам — Юго-Восточная Азия. Саудовская госкомпания Saudi Aramco просто заливает страны ЕС нефтью со скидкой где-то в 10 долларов за баррель к цене Brent (по состоянию на 30 апреля данный эталонный сорт стоил более $26 за «бочку» — прим. ред.). Поставки саудовской нефти в порт Роттердама выросли за последние дни вдвое. Нашу нефтянку пока спасает то, что европейцам для их НПЗ нужна российская нефть сорта Urals. Заводы заточены под нее. Но дисконтом и рассрочкой оплаты, которые предоставляют саудиты, эта проблема быстро решается.

— Вернемся к сокращению добычи. Александр Новак сообщил, что в мае добыча нефти в нашей стране снизится на 19 процентов, а по итогам этого года — на 10 процентов. Вам такой прогноз кажется реалистичным?

— По соглашению с ОПЕК мы должны сократить 23 процента добычи. С пика, я думаю, все 27 процентов. Откуда взялись 19 процентов? Прогноз о сжатии нашей нефтедобычи лишь на 10 процентов по итогам 2020 года — это не более чем мечты министра энергетики. Я думаю, что непублично наши власти вместе с нефтяниками сошлись на том, что снова всех кинем, пообещав глубокое снижение добычи нефти без намерения выполнять эти обязательства. Но экспорт российской нефти спрятать не выйдет, это легко отслеживается. Если Россия не будет выполнить условия сделки, очень скоро Запад введет эмбарго на поставки нашей нефти.

— Тот же Новак сказал, что все ведущие российские нефтекомпании согласились сократить производство нефти пропорционально свое добыче.

— Тогда больше всех пострадает «Роснефть», которой, оценочно, придется ужаться более чем на 600 тысяч баррелей в день. Конечно делать этого не хочется, Но «большие дяди» дали приказ, и деваться, нашим властям и нефтяникам, по большому счету, некуда. Как будут распределять секвестр нефтедобычи, кто кого съест, то есть поглотит, — это не так важно. Это не принципиально для российской экономики.

— Но поглощения тем не менее, возможны. Какими-то небольшими нефтекомпаниями могут пожертвовать?

— Вполне возможно. Но почему только небольшими? Будет драка за оставшиеся в строю месторождения, на которых добывается легкоизвлекаемая нефть. У малых нефтекомпаний таких месторождений нет. Зато Игорь Сечин (руководитель «Роснефти» — прим. ред.) давно присматривается к активам «Лукойла» — второй по величине российской нефтекомпании. Думаю, в этом плане нам веселый год предстоит.

— Между «Роснефтью» и «Лукойлом» давно существует определенная напряженность, их пресс-секретари, к примеру, публично и жестко высказывались в адрес друг друга. С чем это, на ваш взгляд, связано?

— «Лукойл» — компания семейная. «Роснефть» — питерская. Обе — части Семьи, но есть Семья ельцинская старая, которая СССР сдавала, а есть новая — питерская так называемая. Сечин все хотел под себя подмять, но кроме ЮКОСа не смог, поскольку старая Семья была в силе. Теперь все это выйдет наружу, поскольку сейчас каждый сам за себя. Американцы сказали нашим «семейным»: «Ребята, вы не выполнили свои обязательств». Одна из договоренностей, когда разваливали СССР, была в том, что новая Россия на международной арене, в том числе и на рынке нефти, будет себя прилично (с точки зрения Запада) вести. То есть ориентироваться на интересы США и их союзников. Но, как видим, в последнее время Россия ведет себя не в соответствии с заданной линией.

 

— Есть информация от агентства Argus, что в Северо-Западной Европе в мае ожидается сокращение поставок нефти Urals на 40 процентов. Это соответствует действительности?

— Да, конечно, наш нефтяной экспорт, как я уже говорил, сократится примерно вдвое. Саудиты Европу уже залили своей нефтью со скидками, да еще и с отсрочкой платежей на три месяца. Никто таких же предложений по поставкам от «Роснефти» не получал. Не заметно, чтобы наши нефтяники как-то защищали свою рыночную долю. Поэтому, я думаю, они собираются добывать сколько добывали, а говорить, что сокращают. Но обмануть при экспорте, повторюсь, никого не удастся. Долю, и большую, мирового нефтяного рынка, Россия потеряет. Американцы с саудитами только и ждут повода, чтобы сказать: «С кремлевскими договариваться бесполезно. Если они уйдут с рынка, всем станет хорошо». Этим все и закончится.

— Но, если посмотреть на нефтяные цены, ситуация выглядит, возможно, и в нашу пользу. Накануне вступления соглашения о сокращении добычи в силу фьючерс на Brent подорожал до 26 долларов, Urals — до 24, а вот американская WTI болталась чуть выше 17 долларов за баррель. Это ли не успех России и лично Владимира Путина, Игоря Сечина и Александра Новака?

— Никакого успеха я здесь не вижу. Наша Urals, повторю, нужна в основном для поставок на европейские НПЗ. Поскольку это тяжелая нефть, из нее получают не так много легких фракций нефти для моторного топлива, а выделяют в основном тяжелые фракции, которые используются в химической промышленности. В результате этого идиотизма с закрытием экономики в Европе из-за коронавируса самый большой удар был нанесен по рынку легких нефтяных дистиллятов, используемых для производства бензина.

— Американская нефть стоит на 10 долларов дешевле российской, а ранее и вовсе уходило в отрицательные значения. Это с чем связано?

— Это исключительно колебания спроса и предложения на рынке ценных бумаг — фьючерсов, к поставкам физической нефти отношения не имеющим. Это паника трейдеров, вызванная тем, что хранилища в США почти что заполнены. Фьючерс на WTI поставочный, теоретически он будет исполнен в виде поставок реальной нефти в гигантское нефтехранилище в Кушинге (штат Оклахома). Уже 21 апреля Кушинг был заполнен на 76 процентов, сейчас — еще больше. Причем оставшиеся емкости зарезервированы. Поэтому трейдеры не могли физически выйти на поставку нефти, приходилось сбрасывать майские фьючерсы по любой цене, даже по отрицательной. Плюс еще один большой фонд решил сыграть в спред (разницу в цене) между майским и июньским фьючерсом. Ну и сыграли почти до минус 40 долларов за баррель.

— Тем не менее и июньский контракт на WTI стоит на 10 долларов дешевле Brent. Чем это объясняется?

— Тем же самым — все хранилища в США забиты нефтью. И еще: у побережья США стоят 25 или 30 супертанкеров, заполненных нефтью. Я вам больше скажу: в Техасе на прошлой неделе легкую нефть брали по минус 50 долларов за баррель. Это были сделки на физическом рынке. По минус 50 за баррель, лишь чтобы взяли! Но для американской нефтянки даже это не катастрофа. У них законсервировать скважину занимает неделю, ну и три недели — расконсервировать. В отличие от нас, у американцев все в порядке. Цены вырастут — они тут же начнут снова добывать нефть. При этом многие американские компании, как и мексиканские, захеджированы. Проще говоря, они в свое время купили страховки от падения цен на нефть. И сейчас финансовые компании, продавшие им такие страховки, платят нефтекомпаниям по 40–50 долларов за баррель. У них никакого кризиса нет. Те, кто не был захеджирован, начинают закрывать скважины. У остальных все в порядке.

 

— Российская нефть стоит дороже американской потому, что ее еще есть куда сбывать?

— Нет, ее тоже скоро некуда будет девать. Пока спасает то, что европейские НПЗ еще не перестроили переработку под саудовскую легкую нефть. Но с теми ценниками, предложениями по отсрочке платежей и с финансированием европейских энергетических компаний, с которыми пришли в Европу саудиты, перестроить технологии будет несложно. Поляки уже практически отказались от российской нефти. Год назад они перестроили технологию на своих НПЗ и теперь живут на саудовской нефти.

— Что там поляки! Наш союзник — президент Беларуси Александр Лукашенко — начал массированные закупки нефти у арабов. Танкеры в Клайпеду литовскую приходят, а оттуда нефть везут по железной дороге в Беларусь.

— Вот именно. В начале года госсекретарь США Майкл Помпео приезжал в Минск и заявил там, что Штаты и их саудовские союзники помогут Беларуси с нефтенезависимостью от Москвы. Батька попросил, и ему помогли. Кремль его пинает, а американцы помощь предлагают.

— Тем не менее российские власти надеются на создание ОПЕК++ с участием США. Александр Новак заявил, что находится в постоянном контакте с главой Техасской железнодорожной комиссии (она регулирует в штате нефтяной рынок) Райаном Ситтоном. Дескать, если США на федеральном уровне не могут принять решение о сокращении добычи, то почему бы это не сделать главному нефтедобывающему штату?

— Американцы руководствуются в этой партии принципом, что лягушку надо варить на медленном огне, чтобы она не успела выпрыгнуть из кастрюли, поняв, что очень горячо. Да, можно сесть и поговорить. Разговор ничего не стоит, а рынок тем временем сам себя отрегулирует. У американцев добыча сокращается сама собой. Я видел оценки министерства энергетики США о том, что в ближайшие два месяцы американская добыча нефти сократится на 3–4 миллиона баррелей в день. Но этого все равно недостаточно, чтобы сбалансировать рынок нефти. Все будет зависеть от того, как быстро будет восстанавливаться мировая экономика после коронавирусного фиаско. Я думаю, темпы восстановления будут не очень быстрыми, мягко выражаясь.

— Недавно первый замглавы «Татнефти» по разведке и добыче Рустам Халимов сказал, что отрасль уже направила в правительство РФ предложения о поддержке нефтесервисных компаний…

— В Татарстане немало мощных фирм, ведущих геологоразведку и обслуживающих скважины, поэтому такая инициатива «Татнефти» понятна.

— Да, но почему в «Татнефти», да и в других нефтяных гигантах, ожидают, что основной удар текущий кризис нанесет именно по нефтесервису?

— А как иначе? Зачем нужны сервисы, зачем обслуживать скважины и инфраструктуру добычи и транспортировки нефти, когда там ничего не добывается? Надо понимать, что на газе и нефти в России «висит» огромная доля экономики. Нефтесервис сейчас начнет отмирать вместе с капвложениями вертикально интегрированных нефтегазовых компаний и ростом безработицы среди бурильщиков и прочего обслуживающего месторождения персонала. Поэтому поддерживай не поддерживай нефтесервис, понятно, что при таком сокращении добычи последствия для всей нефтегазовой отрасли будут тяжелыми. То же самое и с переработкой нефти и газа. Что нужно сделать, чтобы им помочь? Да просто обнулите акцизы на бензин! Отмените этот свой механизм демпферный. Так нет же, об этом в правительстве даже никто не заикается! Потому что это в бюджет поступления, это нацпроекты, которые можно успешно «пилить».

— Какие еще могут быть меры поддержки нефтесервиса и нефтепереработки?

— Да, по сути, никаких. Напрямую выделять деньги нефтяникам власть, конечно, не станет.

— Очевидно, исправить ситуацию может лишь рост цен на нефть. Александр Новак ожидает стабилизации рынка к концу текущего года, правда, министр не сказал, на каких ценовых уровнях стабилизируются цены на черное золото. Некоторые эксперты называют 60 долларов за баррель опять же к концу года. Каков ваш прогноз?

— У меня неприятная для наших властей новость: есть договоренность между США и саудитами от 6 месяцев до года держать цену на нефть в районе 20 долларов.

— Зачем это Штатам, которые всегда были против картельных сговоров и за рыночную цену на нефть?

— Здесь уже в дело вступает геополитика. Штаты таким образом попытаются избавиться от неуправляемого ими игрока на рынке нефти в лице России.

— Избавиться — в каком смысле?

— В смысле разрушения нашего нефтеэкспорта и лишения российского руководства основного источника финансирования, прежде всего внешнеполитических инициатив.

— Трамп вроде настроен в отношении России относительно дружелюбно. Да, достройку «Северного потока – 2» притормозил, но полномасштабную торговую войну, как в случае с Китаем, России не объявлял.

— Кот Леопольд тоже призывал мышей жить дружно, пока не озверел от их наглости.

— Значит, восстановления комфортного для российского бюджета уровня нефтяных цен выше 40 долларов за баррель к концу года, по вашей версии, не произойдет?

— Нет, конечно. Это без шансов. В среднем цена нефти в этом году будет гораздо ниже. Возможны какие-то кратковременные всплески. Один из таких мы наблюдали накануне 1 мая. Но и здесь, как видим, цена Urals и до 25 долларов не смогла отрасти. А нашему бюджету для бездефицитности надо 42,4 доллара. В среднем по году США с саудитами, как уже было сказано, будут держать цену на нефть в 20 долларов и даже ниже.

— Какова их цель?

— Низкая цена нефти Западу нужна, чтобы добиться очередных геополитических изменений на постсоветском пространстве. Начинается конкретная зачистка остатков того, что на Западе по-прежнему считают советской империей зла. Штаты будут менять режимы, прежде всего в России и Казахстане. Александр Лукашенко уже, считайте, переметнулся, к нему вопросов нет. Про Украину и говорить нечего. Остались те, у кого есть сырьевой инструмент геополитического влияния. И это, конечно, в первую очередь Россия. И такой расклад — это вина российской власти, действия которой, в том числе и на рынке нефти, вывели Запад из себя.

— В прошлый раз смена политического строя в нашей стране происходила как раз путем низких цен на нефть…

— Да, вопрос, как всегда, в деньгах. Средств у руководства России скоро не останется.

— Центробанк России в последнее время ежедневно продает валюты на 20 миллиардов рублей для поддержания курса рубля. При этом Эльвира Набиуллина, как и министр финансов Антон Силуанов, говорят, что денег в резервах хватит лет на шесть. Как велик наш запас прочности?

— Резервов хватит очень ненадолго, поскольку запасов нет в тех объемах, которые наши власти декларируют. При этом они поддерживают курс рубля именно тогда, когда не надо его поддерживать. Рубль от нефти уже давно не зависит. В итоге такой поддержки курса стоимость «бочки» нефти в рублях получается очень и очень низкой для бюджета. Его доходы падают небывалыми темпами и в небывалых в последние годы объемах. Международные рынки долга для российских властей закрыты. Значит, они будут еще больше продавать валюту из ЗВР. Либо ЦБ просто начнет печатать рубли. Последнее, кстати, не самый плохой в нынешней ситуации вариант.

— Как вы относитесь к идее повторить у нас западный опыт борьбы с «коронакризисом» и просто раздать деньги населению, чтобы в том числе оживить спрос на бензин?

— В российских условиях это не подтолкнет вверх потребительский спрос. Вы еле-еле попытаетесь восполнить тот спрос, который ушел с рынка за период так называемой самоизоляции. Сейчас наши власти повторяют все ошибки, которые отмечались в разных странах во время прошлых экономических кризисов, да еще и добавляют кое-какие штрихи от себя, усугубляя глубину кризиса. Это деградация элиты, когда она становится не способна на адекватные действия.

— Режим самоизоляции или падение цен на нефть стало главной причиной российского варианта кризиса?

— У нас в стране, по большому счету, сейчас наблюдается рукотворный кризис именно из-за режима самоизоляции. Сам по себе обвал цен на нефть, конечно, спровоцировал бы серьезный кризис, но не было бы такого резкого обнищания населения и падения экономики. Возьмем США. Там правительство уже сделало оценки: если во втором квартале ВВП упадет на 20–25 процентов, Штатам сильно повезет. У нас же Эльвира Набиуллина говорит, что в России ВВП снизится в том же втором квартале на 5-6 процентов. Значит в гораздо более устойчивой и мощной американской экономике падение составит 20 процентов минимум, а в «сырьевой колонии» всего-то 5–6 процентов, при том что цены на основной экспортный товар России упали в три-четыре раза. Плюс еще резко сокращается экспорт этого товара. Как такое возможно?.. Как это согласуется хотя бы со здравым смыслом, не говоря уже о законах экономики?

— Если с 12 мая Владимир Путин отменит «карантикулы», как быстро российская экономика начнет оживать?

— Боюсь, не начнет. Огромное количество малых и средних предприятий уже умерло. Никакой реальной помощи бизнесу от чиновников у нас нет.

— Статистика не показывает резкого сокращения числа работающих компаний или роста безработицы.

— Конечно, не показывает. У нас банкротства-то запрещены до завершения особого периода. Многие этим пользуются, наращивают и кредиторку, и дебиторку, поскольку банки и контрагенты не знают, что компания — банкрот. У российского кризиса с потрясения в экономике и на рынке труда все еще впереди.

— Будет ли российская власть вынуждена пойти все-таки на радикальные меры в экономике? В частности, обесценить рубль, к чему ее многие бизнесмены, включая нефтяников, призывают?

— Судя по тому, что в Кремле очень болезненно относятся к сообщениям об обнищании населения, власти будут стараться изо всех сил не допустить социальных потрясений. При этом наши монетарные власти почему-то считают, что благосостояние людей зависит от курса рубля, отсюда и стремление поддерживать его. Впрочем, даже по официальной статистике ЦБ, в марте из ОФЗ ушло всего лишь 4 миллиарда долларов, однако рубль снизился на 15 пунктов. То есть доллар подорожал на 15 рублей. Всего в наших рублевых государственных и корпоративных облигациях иностранных денег «сидит», по моим весьма приблизительным прикидкам, 60–80 миллиардов. От ухода этих денег из страны, а значит, и обрушения курса рубля, нас спасает лишь то, что ФРС США в эпоху «коронакризиса» выкупает у частных инвесторов все подряд, включая облигации развивающихся стран и их компаний. Но эта относительная стабильность продлится недолго, потому что банковская система во всем мире, считайте, накрылась медным тазом из-за огромных потерь в экономике по причине карантинных мер. В США уже начинается вал дефолтов по ипотеке, потребительским и коммерческим кредитам. Все это рано или поздно выльется на высокорискованный долговой рынок таких стран, как Россия. Тогда мы увидим, как взлетит доллар по отношению к рублю. Я думаю, рублей на 60–80 — легко. И резервы нашему ЦБ не помогут.

— Какой ваш прогноз по курсу доллара к рублю?

— Цели стоят сначала 85–86 рублей за доллар, дальше — 97, 125 и 250 рублей.

— Это не слишком смелый прогноз?

— Отчего же? Была же знаменитая «павловская» денежная реформа в конце 80-х и гиперинфляция начала 90-х. Не надо зарекаться от их повторения. Тогда, кстати, все эти потрясения были вызваны как раз обвалом цен на нефть.

Posted by Степан Демура Friday, May 8, 2020 9:00:00 AM Categories: Интервью
Rate this Content 1 Votes

Comments

Степан Демура приглашает всех на свой сайт Демура ТВ

Демура, Степан Геннадьевич признанный эксперт в мире экономики и финансов. Здесь вы сможете получить самые точные пронозы по USD для рынка Форекс.

Зелёный коронавирус

Как вы относитесь к Коронке?










Демура сидит на даче

Подписка

 

Степан Геннадьевич Демура слайд-шоу из популярных фотографий

Пьяный Демура на РБК

 

Степан Демура не трезвый в голубой студии телеканала РБК

Голубчик, я вам бутылочку черничного самогона поставлю. Всадник апокалисиса Степан Демура. Делались прогнозы 113-114, далее была вилочка 125-75. Я говорю о фундаментальных факторах. Уверенность людей в росте. Мне трудно сказать, что вы смотрите. Андрей очень импульсивный человек... видео здесь

 

Жанна Борисовна Немцова
Журналистка

 

Жанна Немцова ведущая на телеканале РБК

Все компании делают деньги и зарабатывают. Амазон ещё. Да, точка ком. eBay? Ебэй. Извините, с русским акцентом. Это как журнал для чёрных женщин, eбани. Пардон, Эбани. Американский известный журнал есть такой. Продолжай Степан. Поскольку потребление сейчас падает. Скажу неприличное слово, к ебеде... смотреть видео

 

Запрещённое видео Демуры

 

Демура с сигаретой в руке, пьёт пиво в баре

Загнать лохов на рынок. То что сейчас происходит тебе нравится? Образуются новые проекты в области аналитики. Это пир во время чумы. В Штатах пришло 60 млрд, всё это слёзы. В России это всё, чтобы загнать лохов на рынок. Люди потеряли высокооплачиваемую работу. Как в казино... взглянуть на видео

 

Степан Демура съел свою шляпу

 

Степан Демура с хлебом на голове курит сигару

Я выполняю обещание. Добрый день, девочки и мальчики, сегодня мы едим шляпу. Спор был. Шляпа тюбитейка называется. Кушать её будем с шампанским с Титаника. Экономика загибается. Мы увидим новое могучее ралли нефть 80. Я снимаю шляпку и буду её кушать... посмотреть видос

 

Разговор без посторонних с Демурой

 

Демура выпивает кружку пива в кафе

Репутация вещь проходящая. На рынке удаётся зарабатывать? Нежалуюсь? Свою компанию когда делать будете? Ой, это такой геморр. Лучше спать спокойно. С чужими деньгами легче играть. Если свою рожу постоянно светить в СМИ. Литературный критик Кургинян... смотреть видео

 




 





Написать Степану




 


Старый телевизор

Акция действует до года